Наверх
Вы используете устаревший браузер. Подробнее »
Чтобы использовать все возможности сайта, загрузите и установите один из этих браузеров: Используется тема VK-Style © http://Sergey.Pro
Posts Anticommunist blog
Леонид Никольский

Данные, используемые Пикетти, фундаментально неверны

Неверность данных можно описать в четырёх основных пунктах.

Во-первых, как и любой другой оплакиватель роста экономического неравенства, Пикетти не различает той роли, которую в этом росте играет осуществляемая государством накачка дешёвым кредитом фондового рынка и рынка недвижимости. Поскольку этими активами владеют скорее богатые, чем бедные, соответственно растёт и разница в их экономическом положении.

Во-вторых, он никогда не даёт себе труда выяснить, как выглядит это неравенство после того, как кредитный пузырь на этих рынках лопается, и многие состояния, сделанные благодаря дешёвому кредиту, испаряются, а предприятия по всей экономической системе демонстрируют резкое падение прибылей, а то и убытки, или просто банкротятся.

В-третьих, и этот пункт ещё серьёзней, его оценки количества капитала в экономике всегда завышены примерно вдвое, потому что он включает в капитал недвижимость, заселённую собственниками. По словам Пикетти, “на неё приходится около половины национального богатства”. “Жилая недвижимость”, продолжает он, “может рассматриваться как капитал, приносящий доход в виде “пользы от крыши над головой”, величину которой можно принять равной ставке арендной платы”. Но дом, занятый собственником, является потребительским благом, так же как, например, чей-то автомобиль, мебель, утварь и т.п. Основным различием между капитальным и потребительским благом является то, что капитальное благо приносит средства, необходимые для поддержки его существования и, со временем, замены; также оно может приносить и прибыль, которая тратится на приобретение потребительских благ.

Потребительское же благо, напротив, обычно не порождает никаких средств на собственное поддержание и замену. Они должны браться из какого-то другого источника, обычно – заработной платы, прибылей от ведения бизнеса, дивидендов, процентов и т.п. Так что потребительские блага являются источником трат. Это и делает их потребительскими благами.

Уже упоминалось, что ошибка, из-за которой жилую недвижимость записывают в капитальные блага, возникает из-за государственной политики постоянного расширения денежного предложения. Это приводит к росту цен на недвижимость, и заставляет людей предположить, что покупка дома – это прибыльная инвестиция.

В действительности, хотя ценовая инфляция и делает возможным продажу дома по более высокой цене, но этот денежный выигрыш, рассмотренный в долговременной перспективе, оказывается недостаточным, чтобы компенсировать общее повышение цен. Представьте, что за тридцать лет все цены, включая цены на новые дома, выросли втрое. При прочих равных, рост цены на старый дом должен быть значительно ниже, чем на новый, т.к. за тридцать лет старый дом поизносился. Если, к примеру, цена старого дома увеличилась лишь вдвое, это даст потерю в одну треть по покупательной способности.

Конечно, домовладелец мог бы получить реальную прибыль, обратившись к ипотеке. Если, скажем, в 1984 году он взял кредит общей суммой 80 тыс. долл. для покупки дома ценой в 100 тыс. долл., то при продаже в 2014 году, принимая во внимание рост цен, он может получить на руки и вдвое больше своего первоначального взноса. Так, если цена продажи была втрое выше цены покупки, то выигрыш будет равен 40 тыс. долл. по покупательной способности на момент покупки.

Но в этом гипотетическом случае выигрыш заёмщика будет оплачен гораздо большей суммой потерь кредитора. Кредитор, который при заключении сделки обладал покупательной способностью в 80 тыс. долл. теперь, после утроения цен, имеет только одну треть, т.е. 26 тыс. 667 долл. – потеря в 53 тыс. 333 доллара. Он потерял не только 20 тыс. долл., которые составили выигрыш заёмщика, но ещё и дополнительно 33 тыс. 333 доллара – потеря покупательной способности в цене самого дома. Очевидно, что в любом случае покупка дома привела к проеданию капитала, или, точнее сказать – к потреблению.

И, наконец, в-четвёртых, классификация собственного жилья как капитала приводит к искажению показателей выручки, якобы приходящейся на этот капитал. Это та самая выручка, которая, по словам Пикетти, равна ставке арендной платы. Нам предлагается вообразить, что домовладелец арендует дом у самого себя – по текущей рыночной ставке арендной платы. Эта воображаемая рента затем трактуется как своего рода выручка. Затраты домовладельца на ремонты, коммунальные платежи и т.п. предлагается считать издержками, которые нужно вычесть из этой несуществующей выручки. Результат якобы представляет собой “чистую ренту”, или прибыль. Вся подобная “прибыль” затем прибавляется к прибылям предприятий и фирм и работает на заявленное увеличение разрыва между прибылями и зарплатами.

Можно было бы ещё больше увеличить долю прибылей в национальном доходе, применяя эту же процедуру к любым другим долговременным потребительским благам, для которых есть рынок аренды – автомобилям, мебели, бытовой технике, даже одежде. Доля прибыли относительно зарплат ещё больше возросла бы, а вместе с ней – и воображаемая проблема роста соотношения капитал/доход.

Можно также предположить, что показатели прибыли, используемые Пикетти, ещё больше искажены включением в них так называемой условной процентной ставки. Подобная практика является стандартной в современных методах вычисления национального дохода. Согласно этой фантазии, вкладчики банка получают не тот процент по вкладам, которые они действительно получают, а всю величину процента, начисленного банком по выданным кредитам – до учёта каких бы то ни было банковских издержек. Это, разумеется, ещё больше увеличивает количество прибыли в экономической системе.

Я не могу сказать, сколько ещё ошибок содержится в его данных. Да даже и не в данных дело. В экономике невозможен контролируемый эксперимент. Нет у экономистов набора планет или стран, для которых можно было бы создать одинаковые условия с разницей в единственном параметре и наблюдать последствия. Соответственно, любые экономические данные отражают влияние мириад причин, следствия которых невозможно изолированно проследить.

К счастью, эксперименты не только невозможны, но и не нужны. Важные экономические закономерности можно обнаруживать, применяя последовательные логические рассуждения к элементарным базовым фактам, вроде того, что люди предпочитают изобилие – скудности, а низкие цены – высоким.

Источник http://georgereismansblog.blogspot.com/2014/07/pikettys-capital-wrong_28.html

No comments yet.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Перейти к верхней панели